Триумфальная арка

- Как странно... – сказала она очень...

Средняя: 4 (1 голос)

С минуту она лежала молча. Слышалось лишь ее тяжелое дыхание.
- Как странно... – сказала она очень тихо. – Странно, что человек может умереть... когда он любит...
Равик склонился над ней. Темнота. Ее лицо. Больше ничего.
- Я не была хороша... с тобой... – прошептала она.
- Ты моя жизнь...
- Я не могу... мои руки...

- А ты – там, наверху, - сказал он,...

Голосов пока нет

- А ты – там, наверху, - сказал он, рассмеявшись, и обращаясь к освещенному окну и не замечая, что смеется. – Ты, маленький огонек, фата-моргана, лицо, обретшее надо мной такую странную власть; ты, повстречавшаяся мне на планете, где существуют сотни тысяч других, лучших, более прекрасных, умных, добрых, верных, рассудительных...

- А я было собралась... начать жить...

Голосов пока нет

Она слегка повернула голову.
- А я было собралась... начать жить по-новому, - прошептала она.
Равик промолчал. Что он мог ей сказать? Возможно, это была правда. Да и кому, собственно, не хочется начать жить по-новому?

Равик поднял глаза. Руки больше не...

Голосов пока нет

Равик поднял глаза. Руки больше не дрожали и не потели под резиновыми перчатками, которые он сменил уже дважды.
Вебер стоял напротив.
- Если хотите, Равик, вызовем Маршо. Он сможет тут быть через пятнадцать минут. Пусть оперирует он, а вы ассистируйте.
- Не надо. У нас слишком мало времени. Да я и не смог бы со стороны смотреть на все это. Уж лучше самому.
Равик глубоко вздохнул.

Одного человека он любил и потерял....

Средняя: 4 (1 голос)

Одного человека он любил и потерял. Другого – ненавидел и убил. Оба освободили его. Один – воскресил его чувства, другой – погасил память о прошлом. Не осталось ничего незавершенного. Больше не было ни желаний, ни ненависти, ни жалоб. Если что-то должно начаться вновь – пусть начинается.

То был конец и свершение. Равик уже не...

Голосов пока нет

То был конец и свершение. Равик уже не раз испытал подобное чувство. Но теперь это ощущение было удивительно целостным. От него нельзя было уйти, оно пронизывало душу, и ничто не сопротивлялось ему. Все стало невесомым и словно парило в пространстве. Будущее встретилось с прошлым, и не было больше ни желаний, ни боли. Прошедшее и будущее казались одинаково важными и значительными.

- Стерва или святая. В конце концов,...

Голосов пока нет

- Стерва или святая. В конце концов, какая разница? Важно, как мы сами к этому относимся. Тебе, мирному посетителю борделей, повелителю шестнадцати женщин, этого не понять. Любовь – не торгаш, стремящийся получить проценты с капитала. А для фантазии достаточно нескольких гвоздей, чтобы развесить на них свои покрывала. И ей не важно, какие это гвозди – золотые, железные, даже ржавые...

Ни один человек не может стать более...

Средняя: 2 (2 голосов)

Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом любил, устало подумал он. Рвется таинственная нить, связывавшая его с твоим воображением. Между ним и тобой еще проносятся зарницы, еще что-то мерцает, словно угасающие, призрачные звезды. Но это мертвый свет. Он возбуждает, но уже не воспламеняет – невидимый ток чувств прервался. Равик откинул голову на спинку дивана.

- Остаться друзьями? Развести маленький...

Средняя: 3.5 (6 votes)

- Остаться друзьями? Развести маленький огородик на остывшей лаве угасших чувств? Нет, это не для нас с тобой. Так бывает только после мелких интрижек, да и то получается пошловато. Любовь не пятнают дружбой. Конец есть конец.

- Чем больше мы друг с другом говорим,...

Средняя: 5 (1 голос)

- Чем больше мы друг с другом говорим, тем меньше что-либо понимаем. Есть вещи, которые невозможно ни понять, ни объяснить.

- Других я забывала. А тебя вот забыть...

Голосов пока нет

- Других я забывала. А тебя вот забыть не могу. Почему?
Равик сделал глоток.
- Быть может, потому, что ты не сумела полностью прибрать меня к рукам.

Я потерял ее, подумал Равик. Потерял...

Средняя: 2 (1 голос)

Я потерял ее, подумал Равик. Потерял навсегда – безвозвратно. Нельзя уже более надеяться, что она просто ошиблась, запуталась, что она еще может опомниться и вернуться. Хорошо знать все до конца, особенно когда разыгравшееся воображение начнет снова затемнять рассудок. Мягкая, неумолимая, безнадежно грустная химия!

Человек не подозревает, как много он...

Голосов пока нет

Человек не подозревает, как много он способен забыть. Это и великое благо и страшное зло.

- Да. Всегда одни и те же. И всегда...

Средняя: 1 (1 голос)

- Да. Всегда одни и те же. И всегда другие. Всегда другие и всегда одни и те же.
Зачем он это говорит? Что-то говорило вместо него, позади него. Какой-то отзвук, эхо, доносящееся издалека, откуда-то из-за грани последней надежды. Но на что же он надеялся?

Она пожала плечами, и это вызвало в нем...

Средняя: 2 (1 голос)

Она пожала плечами, и это вызвало в нем смутное воспоминание и тоску. Плечи... Когда-то он видел их совсем рядом, они тихо опускались и поднимались во сне. Летучее облачко, стайка птиц. Их крылья поблескивают на фоне красноватого неба. Неужели все уже в прошлом? В далеком прошлом? Говори, память, незримый счетовод чувств.

Жоан подошла к шкафчику. Равик наблюдал...

Голосов пока нет

Жоан подошла к шкафчику. Равик наблюдал за ней. Сейчас даже воздух пронизан соблазном. И сразу кажется: вот тут-то мы и поставим свой дом... Старый, вечный обман чувств... Будто сердце хоть когда-нибудь может успокоиться дольше, чем на одну ночь!

Он не ответил. Она стояла и в упор...

Голосов пока нет

Он не ответил. Она стояла и в упор смотрела на него. Смотрела и молчала. Воздух, узкий коридор, тусклый свет – все вдруг наполнилось ею. Опять искушение, опять все призывно и безудержно манит, как земля, когда стоишь на высокой башне, свесившись через перила, и кружится голова, и тянет вниз...

Все вы этого хотите, - продолжала она с...

Голосов пока нет

Все вы этого хотите, - продолжала она с презрением. – Не лги, не лги! Говори только правду! А скажи вам правду – и вы не в силах вынести ее. Никто ее не выносит!

Довольно: кто слишком часто...

Голосов пока нет

Довольно: кто слишком часто оглядывается назад, легко может споткнуться и упасть.

Она уйдет. Она уйдет. Она уже в дверях....

Средняя: 5 (1 голос)

Она уйдет. Она уйдет. Она уже в дверях. Что-то дрогнуло в нем. Она уходит. Равик приподнялся. Вдруг все стало невыносимым. Всего лишь ночь, одну ночь, еще один только раз увидеть ее спящее лицо у себя на плече... Завтра можно будет снова бороться... Один только раз испытать сладостную иллюзию падения, обворожительный обман.

- Иногда и любовь не в радость, не...

Средняя: 1 (1 голос)

- Иногда и любовь не в радость, не правда ли?

И вдруг в потоке времени словно...

Голосов пока нет

И вдруг в потоке времени словно образовалась пустота. Маленькая освещенная кабина комнаты, такая же, как и прежде; снова тот же человек, которого любишь, он здесь, и вместе с тем каким-то страшным образом его уже нет. Протяни руку, и ты коснешься его, но обрести больше не сможешь.

И снова случилось самое простое и самое...

Средняя: 5 (1 голос)

И снова случилось самое простое и самое непостижимое на свете – два человека разговаривали друг с другом, но каждый говорил для самого себя: звуки, именуемые словами, вызывали у каждого одинаковые образы и чувства, и из случайных колебаний голосовых связок, порождающих необъяснимые ответные реакции, из глубины серых мозговых извилин внезапно вновь возникало небо жизни, в котором отражались облака,

- Я? – повторил Равик. – Что ты знаешь...

Средняя: 3 (1 голос)

- Я? – повторил Равик. – Что ты знаешь обо мне? Что знаешь ты о человеке, в чью жизнь, и без того шаткую, внезапно врывается любовь? Что в сравнении с этим твое душевное упоение?

- Дорогая моя, - сказал он почти с...

Голосов пока нет

- Дорогая моя, - сказал он почти с нежностью. – Ты не останешься со мной. Нельзя запереть ветер. И воду нельзя. А если это сделать, они застояться. Застоявшийся ветер становится спертым воздухом. Ты не создана для постоянства.

Как часто правда кажется неправдоподной...

Средняя: 2.5 (2 голосов)

Как часто правда кажется неправдоподной, подумал он.

Спрятав чек в бумажник, он взял...

Голосов пока нет

Спрятав чек в бумажник, он взял несколько книг и положил их стопкой на столик у кровати. Он купил их недавно, чтобы читать в бессоные ночи. С ним происходило что-то непонятное – книги приобретали для него все большее значение. И хотя они не могли заменить всего, тем не менее задевали какую-то внутреннюю сферу, куда уже не было доступа ничему другому.

Странно, как легко забывается все,...

Средняя: 5 (1 голос)

Странно, как легко забывается все, кроме запахов.

В ярком свете прожектора глаза Жоан...

Средняя: 3.5 (2 голосов)

В ярком свете прожектора глаза Жоан казались совсем прозрачными. Она глянула в его сторону. Сердце мое остается спокойным, подумал Равик. Но что-то оборвалось внутри. Удар в солнечное сплетение. Об этом написаны тысячи стихотворений. И удар мне наносишь не ты, хорошенький, танцующий, покрытый легкой испариной комок плоти; удар исходит из темных закоулков моего мозга.

- Ты вернула мне то, что не могли мне...

Голосов пока нет

- Ты вернула мне то, что не могли мне вернуть ни Платон, ни хризантемы, ни бегство, ни свобода, ни вся поэзия мира, ни сострадание, ни отчаяние, ни высшая и терпеливейшая надежда, - ты вернула мне жизнь, простую, сильную жизнь, казавшуюся мне преступлением в этом безвременье между двумя катастрофами!

Внезапно над городом тяжело прогрохотал...

Средняя: 5 (1 голос)

Внезапно над городом тяжело прогрохотал гром. По листве зашлепали тяжелые капли. Равик встал. Он видел, как улица вскипела фонтанчиками черного серебра. Дождь запел, теплые крупные капли били ему в лицо. И вдруг Равик перестал сознавать, жалок он или смешон, страдает или наслаждается... Он знал лишь одно – он жив. Жив!

Знаю, что в конце концов все пройдет,...

Голосов пока нет

Знаю, что в конце концов все пройдет, но мне это не помогает.

Но если кристалл раскололся под тяжким...

Голосов пока нет

Но если кристалл раскололся под тяжким молотом сомнения, его можно в лучшем случае склеить, не больше. Склеивать, лгать и смотреть, как он едва преломляет свет, вместо того чтобы сверкать ослепительным блеском!

Пусть я знаю тысячу ответов, но не знаю...

Голосов пока нет

Пусть я знаю тысячу ответов, но не знаю единственного, который мне нужен, и не узнаю никогда, ибо он вне меня и мне его не добиться...

Из чужого сердца не выбросишь никого и...

Голосов пока нет

Ведь того, другого, не выбросишь из ее жизни. Из чужого сердца не выбросишь никого и ничего... Разве он не мог взять ее, когда она к нему пришла? Почему он этого не сделал?..
Он бросил сигарету... Не сделал потому, что этого было бы мало. Вот в чем все дело. Он хотел большего.

Лицо! Лицо! Разве спрашиваешь, дешево...

Средняя: 2 (1 голос)

Лицо! Лицо! Разве спрашиваешь, дешево оно или бесценно? Неповторимо или тысячекратно повторено? Обо всем этом можно спрашивать, пока ты еще не попался, но уж если попался, ничто тебе уже больше не поможет. Тебя держит сама любовь, а не человек, случайно носящий ее имя. Ты ослеплен игрой воображения, разве можешь ты судить и оценивать? Любовь не знает ни меры, ни цены.

Равик осмотрелся. Зал опустел. Студенты...

Голосов пока нет

Равик осмотрелся. Зал опустел. Студенты и туристы, с бедекерами в руках, разошлись по домам... Дом... У того, кто отовсюду гоним, есть лишь один дом, одно пристанище – взволнованное сердце другого человека. Да и то на короткое время. Не потому ли любовь, проникнув в его душу – душу изгнанника, - так потрясла его, так безраздельно завладела им? Ведь ничего, кроме любви, не осталось.

- Я принадлежу тебе. Почему я прихожу...

Средняя: 5 (1 голос)

- Я принадлежу тебе. Почему я прихожу сюда? Почему стою у твоей двери? Почему жду тебя? Ты меня прогоняешь, а я прихожу снова. Я знаю, ты не веришь мне и думаешь, что у меня есть какие-то другие причины. Какие же могут быть еще причины? Если бы другой был для меня всем, я бы не приходила к тебе. Забыла бы тебя. Ты сказал, что у тебя я ищу лишь уверенности и покоя. Неправда.

- Скажи проще: уверенность и покой, с...

Голосов пока нет

- Скажи проще: уверенность и покой, с одной стороны, а романтика – с другой. Это звучит лучше. Но суть дела не меняется. Хочется обладать одним и не упускать другого.

Определенность никогда не причиняет...

Голосов пока нет

Определенность никогда не причиняет боли. Боль причиняет лишь всякое «до» и «после».

Равик молчал. Он понимал, что пропадет,...

Голосов пока нет

Равик молчал. Он понимал, что пропадет, если проведет с ней ночь. Это все равно что подписать вексель, который нечем покрыть. Она станет приходить к нему снова и снова, играть на том, чего уже добилась, всякий раз требовать новых уступок, ничего не уступая со своей стороны, пока он не окажется полностью в ее власти.

Она встала и тесно прижалась к нему....

Голосов пока нет

Она встала и тесно прижалась к нему. Еще и это, подумал он. Старый прием. Дешевый, испытанный. Она испробовала все средства. Впрочем, можно ли требовать от кошки, чтобы она питалась травой? Он высвободился.

Он выпил стакан легкого вина. Какая нелепость, подумал он. Я жду женщину, с которой расстался утром...

Голосов пока нет

Он выпил стакан легкого вина. Какая нелепость, подумал он. Я жду женщину, с которой расстался утром. Мы не виделись три с половиной месяца, но ни разу за все это время я не томился по ней так, как сейчас, когда мы не виделись всего только один день. Лучше бы вообще больше с ней не встречаться. Я уже как будто освоился с этой мыслью. А теперь...

- В том-то и ужас всей жизни, что мы...

Голосов пока нет

- В том-то и ужас всей жизни, что мы никогда не чувствуем последствий наших поступков.

- За кого ты меня принимаешь, Жоан? –...

Средняя: 1 (1 голос)

- За кого ты меня принимаешь, Жоан? – сказал он. – Посмотри лучше в окно, на небе сплошь – багрянец, золото и синева... Разве солнце спрашивает, какая вчера была погода? Идет ли война в Китае или Испании? Сколько тысяч людей родилось или умерло в эту минуту? Солнце восходит – и все тут. А ты хочешь, чтобы я спрашивал!

Радость там, за окном – утренняя роса,...

Средняя: 2 (1 голос)

Радость там, за окном – утренняя роса, десять минут тишины, пока день еще не выпустил своих когтей.

- Жоан, - сказал Равик. – Зачем ты...

Средняя: 3 (2 голосов)

- Жоан, - сказал Равик. – Зачем ты пришла?
- А зачем ты спрашиваешь?
- Действительно, зачем я спрашиваю?
- Зачем ты вечно спрашиваешь? Я здесь. Разве этим не все сказано?
- Да, ты права. Этим сказано все.

Он видел над собой лицо Жоан, ее волосы...

Средняя: 5 (2 голосов)

Он видел над собой лицо Жоан, ее волосы касались его плеч. Знакомая картина, подумал Равик, бесконечно чужая и близкая, всегда одна и та же и всегда новая. Он видел, что кожа у нее на лбу шелушится, видел, что она небрежно накрасилась – к верхней губе прилипли кусочки помады.

Он знал, что она сказала неправду, но...

Голосов пока нет

Он знал, что она сказала неправду, но не хотел думать об этом. Он вообще не хотел теперь ни о чем думать. Раньше он бы не поверил, что ее приход успокоит его. Он не понимал, зачем она пришла и чего хотела. Но неожиданно он почувствовал какое-то странное, глубокое успокоение. Она была здесь, и этого было достаточно. Что же это такое? – подумал он.

Она не понимала, что можно делать самые...

Голосов пока нет

Она не понимала, что можно делать самые, казалось бы, неуместные, противоестественные вещи и быть при этом совершенно безутешным. Просто удивительно, до чего нелеп этикет горя. Застань ты меня мертвецки пьяным – и приличия были бы соблюдены. А я играл в шахматы и потом лег спать. И это вовсе не говоит о том, что я черств или бессердечен. Что же тут непонятного?

- Разве ты ждал другого?

Голосов пока нет

- Разве ты ждал другого?
- Всегда ждешь чего-то другого.

Равик поднял глаза и увидел Жоан. Она...

Голосов пока нет

Равик поднял глаза и увидел Жоан. Она сидела через несколько столиков от него. Очевидно, она вошла, пока он разговаривал с кельнером. С ней было двое мужчин... Они увидели друг друга одновременно. Ее загорелое лицо побледнело. С минуту она сидела, не шевелясь и не сводя с него глаз. Затем резким движением отодвинула столик, встала и направилась к нему. В ее лице произошла странная перемена.

Какой идиотизм, подумал Равик. Почему я...

Средняя: 3 (1 голос)

Какой идиотизм, подумал Равик. Почему я не пошел в «Шехерезаду»? Чего боюсь? От чего бегу? Мое чувство окрепло, я это знаю. Три месяца разлуки не сломили, а усилили его. К чему обманывать себя?

- Если мы перестанем делать глупости –...

Средняя: 5 (2 голосов)

- Если мы перестанем делать глупости – значит, мы состарились.

Человек слаб – в этом и заключается его...

Голосов пока нет

Человек слаб – в этом и заключается его прелесть.

Любовь не терпит объяснений. Ей нужны...

Голосов пока нет

Любовь не терпит объяснений. Ей нужны поступки.

Скорее всего теряешь то, что держишь в...

Голосов пока нет

Скорее всего теряешь то, что держишь в руках.

Жоан сошла вниз, к лодочной пристани, и...

Голосов пока нет

Жоан сошла вниз, к лодочной пристани, и все необъятное небо опустилось на ее красивые плечи. Казалось, Жоан уносит небо с собой...

- Перестань болтать. Эта игра не по мне...

Голосов пока нет

- Перестань болтать. Эта игра не по мне. Я уже убил слишком много людей. Как любитель и как профессионал. Как солдат и как врач. Это внушает человеку презрение, безразличие и уважение к жизни. Убийствами многого не добьешься. Кто часто убивал, не станет убивать из-за любви. Иначе смерть становится чем-то смешным и незначительным. Но смерть никогда не смешна. Она всегда значительна.

- Через несколько недель ты узнаешь...

Голосов пока нет

- Через несколько недель ты узнаешь меня еще лучше и я стану для тебя еще менее неожиданным.
- Так же, как и я для тебя.
- С тобой совсем другое дело.
- Почему?
- На твоей стороне пятьдесят тысяч лет биологического развития человека. Женщина от любви умнеет, а мужчина теряет голову.
- Ты любишь меня?
- Да.
- Ты слишком редко говоришь об этом.
Она потянулась.

Жоан взяла у него рюмку и выпила. Она...

Голосов пока нет

Жоан взяла у него рюмку и выпила. Она была очень хороша, и он знал, что любит ее. Она не была прекрасна, как статуя или картина; она была прекрасна, как луг, овеваемый ветром. В ней билась жизнь, та самая жизнь, которая, случайно столкнув две капельки в лоне матери, создала ее именно такой.

Конечно, со стороны очень легко...

Голосов пока нет

Конечно, со стороны очень легко укоризненно покачивать головой и призывать к благоразумию. Будь оно трижды проклято, это благоразумие! Все не так просто! Жизнь есть жизнь, она не стоит ничего и стоит бесконечно много. От нее можно отказаться – это нехитро.

- Странно, - сказала она. – Мне бы...

Голосов пока нет

- Странно, - сказала она. – Мне бы радоваться... А я не радуюсь...
- Так бывает всегда при расставании, Кэт. Даже когда расстаешься с отчаянием.
Она стояла перед ним, полная трепетной жизни, решившаяся на что-то и чуть печальная.
- Самое правильное при расставании - уйти, - сказал Равик. – Пойдемте, я провожу вас.
- Пойдемте.

Кто ничего не ждет, никогда не будет...

Средняя: 2.1 (8 votes)

Кто ничего не ждет, никогда не будет разочарован. Вот хорошее правило жизни. Тогда все, что придет потом, покажется вам приятной неожиданностью.

Любовь портит характер

Голосов пока нет

Любовь портит характер.

Всегда найдется ширма, за которую можно...

Голосов пока нет

Всегда найдется ширма, за которую можно спрятаться, чтобы обойти самые простые законы человечности.

Молча наблюдая за ней, он сделал...

Средняя: 5 (1 голос)

Молча наблюдая за ней, он сделал большой глоток кальвадоса. Никаких комплексов, подумал он. Зеркало, которое все отражает и ничего не удерживает.

- Довольно. Забудь. Может быть, для нас...

Голосов пока нет

- Довольно. Забудь. Может быть, для нас это даже благо – мы не станем рантье страсти. И любовь наша сохранится чистой, как пламя... Она не превратится в кухонный очаг, на котором варят капусту к семейному обеду...

- Жоан, любовь – не зеркальный пруд, в...

Средняя: 5 (1 голос)

- Жоан, любовь – не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеться. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины... Но жемчужины – те лежат совсем глубоко.
- Об этом я ничего не знаю. Любовь – это когда люди принадлежат друг другу. Навсегда.
Навсегда, подумал он. Старая детская сказка.

- Жоан, - сказал он. – Я тебе ничего не...

Средняя: 4 (2 голосов)

- Жоан, - сказал он. – Я тебе ничего не хочу внушать. Лучше расскажу тебе сказку про волну и утес. Старая история. Старше нас с тобой. Слушай. Жила-была волна и любила утес, где-то в море, скажем, в бухте Капри. Она обдавала его пеной и брызгами, день и ночь целовала его, обвивала своими белыми руками.

Ведь тут сказывается преемственность. В...

Голосов пока нет

Ведь тут сказывается преемственность. В противном случае мы могли бы любить только раз в жизни, а потом отвергали бы решительно все. Однако тоска по оставленному или покинувшему нас человеку как бы украшает ореолом того, кто приходит потом. И после утраты новое предстает в своеобразном романтическом свете. Старая святая ложь во спасение.

- Да. Счастья кругом – сколько угодно....

Голосов пока нет

- Да. Счастья кругом – сколько угодно. Только нагибайся и подбирай.
Она удивленно посмотрела на него.
- Я говорю серьезно, Равик.
- И я, Кэт. Только самые простые вещи никогда не разочаровывают. Счастье достается как-то очень просто и всегда намного проще, чем думаешь.

- В общем, неважно, где жить, Кэт....

Голосов пока нет

- В общем, неважно, где жить, Кэт. Больше или меньше удобств – не в этом главное. Важно только, на что мы тратим свою жизнь. Да и то не всегда.

- Жоан, - сказал он. – Не думай ни о...

Голосов пока нет

- Жоан, - сказал он. – Не думай ни о чем и ни о чем не спрашивай. Видишь огни фонарей и тысячи пестрых вывесок? Мы живем в умирающее время, а этот город все еще сотрясает жизнь. Мы оторваны от всего, у нас остались одни только сердца. Я был где-то на луне и теперь вернулся... И ты здесь, и ты – жизнь. Ни о чем не спрашивай. В твоих волосах больше тайны, чем в тысяче вопросов.

Чего он, собственно, хотел? Зачем...

Голосов пока нет

Чего он, собственно, хотел? Зачем сопротивлялся? Зачем восставал? Жизнь предлагала себя, а он ее отвергал. И не потому, что ему предлагалось слишком мало, - напротив, слишком много. Неужели нельзя уразуметь это без того, чтобы над головой не пронеслась гроза кровавого прошлого? Он вздрогнул. Сердце, подумал он. Сердце! Как оно готово на все отозваться! Как учащенно бьется оно!

- Боже мой, Равик! – сказала она. –...

Голосов пока нет

- Боже мой, Равик! – сказала она. – Могу ли я сердиться на тебя?
Он поднял глаза. У него было такое ощущение, будто чья-то сильная рука сдавила ему сердце. Жоан ответила, не особенно вникая в смысл своих слов, но едва ли она могла потрясти его сильнее. Он не принимал всерьез то, что она бессвязно шептала по ночам; все это забывалось, едва только за окном начинало дымиться серое утро.

Нам больше не нужно думать. Все за нас...

Голосов пока нет

Нам больше не нужно думать. Все за нас заранее продумано, разжевано и даже пережито. Консервы! Остается только открывать банки. Доставка на дом три раза в день. Ничего не надо сеять, выращивать, кипятить на огне раздумий, сомнений и тоски. Консервы.

Факты бытия просты и тривиальны. Лишь...

Голосов пока нет

Факты бытия просты и тривиальны. Лишь наша фантазия способна их оживить. Она превращает факты, эти шесты с веревками для сушки белья, во флагштоки, на которых развеваются полинялые знамена наших грез.

- Повторяю: мы слишком много времени...

Голосов пока нет

- Повторяю: мы слишком много времени торчим в четырех комнатах. Слишком много думаем в четырех стенах. Слишком много живем и отчаиваемся взаперти. А на лоне природы разве можно впасть в отчаяние?

- Ты должен меня любить, - повторила...

Голосов пока нет

- Ты должен меня любить, - повторила она. – Иначе я пропала.
Пропала, подумал он. Как легко она это говорит! Кто действительно пропал, тот молчит.

Странная ночь, подумал он. Где-то...

Голосов пока нет

Странная ночь, подумал он. Где-то сейчас стреляют, где-то преследуют людей, бросают в тюрьмы, мучают, убивают, где-то растаптывают кусок мирной жизни, а ты сидишь здесь, знаешь обо всем и не в силах что-либо сделать... В ярко освещенных бистро бурлит жизнь, и никому ни до чего нет дела...

- Есть другое – я старше тебя на...

Голосов пока нет

- Есть другое – я старше тебя на пятнадцать лет. Далеко не все люди могут распоряжаться собственной жизнью, как домом, который можно все роскошнее обставлять мебелью воспоминаний. Иной проводит свою жизнь в отелях, во многих отелях. Годы захлопываются за ним, как двери гостиничных номеров... И единственное, что остается, это крупица мужества. Сожалений не остается.

А понимают ли люди вообще друг друга?...

Средняя: 4 (1 голос)

А понимают ли люди вообще друг друга? Отсюда все недоразумения на свете.

- Это целая вечность, если ты...

Средняя: 2.5 (2 голосов)

- Это целая вечность, если ты по-настоящему несчастен. Я была настолько несчастна – вся, полностью, - что через неделю мое горе иссякло. Несчастны были мои волосы, мое тело, моя кровать, даже мои платья. Я была до того полна горя, что весь мир перестал доля меня существовать. А когда больше ничего не существует, несчастье перестает быть несчастьем. Ведь нет ничего, с чем можно его сравнить.

Один из двоих всегда бросает другого....

Голосов пока нет

Один из двоих всегда бросает другого. Весь вопрос в том, кто кого опередит.

- А он не понимал, что я его больше не...

Голосов пока нет

- А он не понимал, что я его больше не люблю.
- Этого никогда не понимают.

- Равик, ведь я каждый вечер приходила...

Средняя: 5 (1 голос)

- Равик, ведь я каждый вечер приходила к тебе. Ты должен был знать, что я и на этот раз приду.

- Если хочешь что-либо сделать, никогда...

Голосов пока нет

- Если хочешь что-либо сделать, никогда не спрашивай о последствиях. Иначе так ничего и не сделаешь.
Она посмотрела на него.
- Когда дело касается мелочей, можно и спросить, а ежели речь идет о важном – никогда.
- И это верно.

Он посмотрел на кровать. Если бы Жоан...

Голосов пока нет

Он посмотрел на кровать. Если бы Жоан зашла, она вряд ли легла бы в разворошенную, пустую постель. Странно, как все, к чему прикасается тело – постель, белье, даже ванна, - лишившись человеческого тепла, мгновенно мертвеет. Утратив тепло, вещи становятся отталкивающими.

Он взглянул на кровать. Измятая, серая...

Голосов пока нет

Он взглянул на кровать. Измятая, серая простыня. Не беда, что он ждет. Ему часто приходилось ждать женщин, но он чувствовал, что раньше ожидал их по-другому, - просто, ясно и грубо, иногда со скрытой нежностью, как бы облагораживающей вожделение... Но давно, давно он уже не ждал никого так, как сегодня. Что-то незаметно прокралось в него. Неужто оно опять зашевелилось? Опять задвигалось?

- Вебер, где коньяк? - Неужели пришлось...

Голосов пока нет

- Вебер, где коньяк?
- Неужели пришлось так трудно? Вот он. Эжени, дайте-ка рюмку.
Эжени нехотя достала рюмку.
- Откуда взялся этот наперсток? – запротестовал Вебер. – Дайте приличную рюмку. Или постойте, вас все равно не дождешься... я сам.
- Доктор Вебер, я просто не понимаю вас, - огрызнулась Эжени.

- Вторая ночь, - сказал Равик. – Она...

Средняя: 2 (1 голос)

- Вторая ночь, - сказал Равик. – Она опасна. Прелести новизны уже нет, а прелести близости еще нет. Но мы преодолеем эту ночь.
Жоан поставила рюмку на столик.
- Ты, видимо, знаешь толк в таких вещах.
- Ничего я не знаю. Все одни слова. Да и можно ли что-нибудь знать? Всякий раз все оборачивается по-иному. Так и сейчас. Второй ночи не бывает. Есть только первая.

Равик уже раньше заметил – она всецело...

Голосов пока нет

Равик уже раньше заметил – она всецело отдавалась тому, что делала в данную минуту. У него мелькнула смутная догадка: в этом есть не только своя прелесть, но и какая-то опасность. Она была само упоение, когда пила; само отчаяние, когда отчаивалась, и само забвение, когда забывала.

- Нет. Поедем к тебе. Цветы положи на...

Голосов пока нет

- Нет. Поедем к тебе. Цветы положи на сиденье.
- Им и там хорошо. Цветы надо любить, это верно, но не следует с ними церемониться.
Она порывисто обернулась к нему.
- Ты хочешь сказать, любить можно, баловать нельзя?..
- Нет. Я хочу сказать, что прекрасное вряд ли стоит драматизировать. Помимо всего прочего, нас ничто не должно разделять, даже цветы.
Жоан с сомнением посмотрела на него.

Равик посмотрел на нее. Любовь, подумал...

Голосов пока нет

Равик посмотрел на нее. Любовь, подумал он. И здесь любовь. Вечное чудо. Она не только озаряет радугой мечты серое небо повседневности, она может окружить романтическим ореолом и кучку дерьма...

Он неподвижно смотрел в окно. Странное...

Голосов пока нет

Он неподвижно смотрел в окно. Странное чувство пустоты, вызываемое всяким «после». Кровать, которая ни о чем уже не говорит... Сегодня, безжалостно разрывающее вчера, как шакал разрывает тушу антилопы. Леса любви, словно по волшебству выросшие во мраке ночи, теперь снова маячат бесконечно далеким миражем над пустыней времени...

- Ты можешь превратиться в архангела,...

Голосов пока нет

- Ты можешь превратиться в архангела, шута, преступника – и никто этого не заметит. Но вот у тебя оторвалась, скажем, пуговица – и это сразу заметит каждый. До чего же глупо устроено все на свете.

Смелое, ясное лицо, оно не вопрошало,...

Голосов пока нет

Смелое, ясное лицо, оно не вопрошало, оно выжидало... Неопределенное лицо, подумалось ему, чуть переменится ветер – и его выражение станет другим. Глядя на него, можно мечтать о чем только вздумается. Оно словно красивый пустой дом, который ждет картин и ковров. Такой дом может стать чем угодно – и дворцом, и борделем, - все зависит от того, кто будет его обставлять.

- Что позабудешь, того потом не хватает...

Голосов пока нет

- Что позабудешь, того потом не хватает всю жизнь.
- А все, что запоминается, превращает жизнь в ад.

Он выпил свою рюмку и посмотрел на Жоан...

Голосов пока нет

Он выпил свою рюмку и посмотрел на Жоан. Высокие брови, широко поставленные глаза, губы – все, что было стертым, разрозненным, лишенным связи, вдруг слилось в светлое, таинственное лицо. Оно было открытым – это и составляло его тайну. Оно ничего не скрывало и ничего не выдавало. Как я этого раньше не заметил? – подумал он. Но, быть может, раньше, кроме смятения и страха, ничего в нем и не было.