смерть

О, зачем человек не бессмертен?..

Средняя: 5 (1 голос)
О, зачем человек не бессмертен? — думает он. — Зачем мозговые центры и извилины, зачем зрение, речь, самочувствие, гений, если всему этому суждено уйти в почву и, в конце концов, охладеть вместе с земною корой, а потом миллионы лет без смысла и без цели носиться с землей вокруг солнца?

Да и к чему мешать людям умирать...

Средняя: 1.5 (2 голосов)
Да и к чему мешать людям умирать, если смерть есть нормальный и законный конец каждого? Что из того, если какой-нибудь торгаш или чиновник проживет лишних пять, десять лет? Если же видеть цель медицины в том, что лекарства облегчают страдания, то невольно напрашивается вопрос: зачем их облегчать?

Когда смерть украдет ваших любимых, не прекращайте их любить...

Средняя: 3 (3 голосов)
Когда смерть украдет ваших любимых, не прекращайте их любить, — и они будут жить вечно... Дома горят, люди умирают, но настоящая любовь — навсегда...

Сначала мне пришло в голову, что ее убили во время грабежа...

Голосов пока нет
Сначала мне пришло в голову, что ее убили во время грабежа. Потом подумал, что это дело рук агентов гестапо. Но ведь они искали меня, а не ее. Когда же я увидел, что ничего, кроме платья и зеркал, не повреждено, я все понял. Я вспомнил про ампулу с ядом, которую я дал ей; она говорила мне, что потеряла ее. Я стоял и смотрел на нее, потом бросился искать хоть какое-нибудь письмо. Его не было.

Впрочем, мы все, конечно, умрем...

Голосов пока нет
— А я выпью, — призналась привратница. — Странно, что я так переволновалась из-за этого. Впрочем, мы все, конечно, умрем. — Да, — сказала Элен. — Но никто в это не верит.

В тот раз на лесной лужайке я долго лежал не шевелясь...

Голосов пока нет
В тот раз на лесной лужайке я долго лежал не шевелясь, я чувствовал себя чашей, налитой до краев, и боялся пролить хотя бы каплю. Потом я увидел, как в полной тишине, без малейшего дуновения ветра, сотни листьев полетели вдруг с деревьев вниз на землю, словно услышав таинственный безмолвный приказ. Они безмятежно скользили в ясном воздухе, и некоторые упали на меня.

— Я люблю Алли, — говорю. — И мне нравится вот так сидеть тут...

Средняя: 3 (2 голосов)
— Я люблю Алли, — говорю. — И мне нравится вот так сидеть тут, с тобой разговаривать и вспоминать всякие штуки. — Алли умер — ты всегда повторяешь одно и то же! Раз человек умер и попал на небо, значит, нельзя его любить по-настоящему.

— Ощущение опасности всегда обостряет восприятие жизни...

Голосов пока нет
— Ощущение опасности всегда обостряет восприятие жизни. Но только до тех пор, пока опасность лишь маячит где-то на горизонте.

Тому было всего десять лет. Он ничего толком не знал о смерти...

Средняя: 5 (1 голос)
Тому было всего десять лет. Он ничего толком не знал о смерти, страхе, ужасе. Смерть — это восковая кукла в ящике, он видел ее в шесть лет: тогда умер его прадедушка и лежал в гробу, точно огромный упавший ястреб, безмолвный и далекий, — никогда больше он не скажет, что надо быть хорошим мальчиком, никогда больше не будет спорить о политике.

Не смерть отнимает у нас тех, кого мы любим...

Средняя: 1.5 (2 голосов)
Не смерть отнимает у нас тех, кого мы любим, напротив того, - она их нам сберегает, задерживает в их пленительной юности. Смерть – это соль нашей любви; жизнь – вот отчего тает любовь.

Он понимал, что решение его не очень-то справедливо. Все и без того плохо...

Голосов пока нет
Он понимал, что решение его не очень-то справедливо. Все и без того плохо, зачем же лишать себя последней радости: ловить стук ее каблуков на лестнице, слышать ее голос, видеть, как напряженно блестят ее глаза... Последняя радость – как последняя капля горючего в двигателях, как последний патрон в стволе, как последний сухарь...

Я — как машина, пущенная на слишком...

Голосов пока нет
Я — как машина, пущенная на слишком большое число оборотов: подшипники накалились, еще минута — закапает расплавленный металл, и все — в ничто. Скорее — холодной воды, логики. Я лью ведрами, но логика шипит на горячих подшипниках и расплывается в воздухе неуловимым белым паром. Ну, да, ясно: чтобы установить истинное значение функции — надо взять ее предел.

- Как странно... – сказала она очень...

Средняя: 2.5 (2 голосов)
С минуту она лежала молча. Слышалось лишь ее тяжелое дыхание. - Как странно... – сказала она очень тихо. – Странно, что человек может умереть... когда он любит... Равик склонился над ней. Темнота. Ее лицо. Больше ничего. - Я не была хороша... с тобой... – прошептала она. - Ты моя жизнь... - Я не могу... мои руки...

- Перестань болтать. Эта игра не по мне...

Голосов пока нет
- Перестань болтать. Эта игра не по мне. Я уже убил слишком много людей. Как любитель и как профессионал. Как солдат и как врач. Это внушает человеку презрение, безразличие и уважение к жизни. Убийствами многого не добьешься. Кто часто убивал, не станет убивать из-за любви. Иначе смерть становится чем-то смешным и незначительным. Но смерть никогда не смешна. Она всегда значительна.

Когда умираешь, становишься каким-то

Голосов пока нет

Когда умираешь, становишься каким-то необычайно значительным, а пока жив, никому до тебя дела нет.